Home / Биография Поля Гогена. 2-й Таитянский период

Биография Поля Гогена. 2-й Таитянский период

55Но Гоген не смиряется перед ударами судьбы, его бравада перешагнула все границы, он пренебрегает предупреждением, и подхватывает сифилис.

В самом конце июня 1895 года, непризнанный гений, так и не сумев навязать обществу свою концепцию примитивизма в искусстве, отправляется в Марсель, с тем, чтобы 3 июля отплыть в направлении Папеэте.

Даже во время путешествия Гоген не оставлял мыслей о творчестве, и настойчиво развивал свой примитивизм, преобразовывая его в отдельную ветвь искусства, понимать которое начнут только через десятилетие.

Войти второй раз в одну и ту же реку, не получалось: сбежавшая на неделю от мужа Техура, ужаснувшись язв постаревшего экс-супруга, ретировалась. Пахура, девушка 14-ти лет была хорошенькая, но как «стимулирующий» творчество фактор, уступала Техуре.

Сначала появились натюрморты, которые по яркости красок уступали работам, написанным в первый приезд; может быть, пришло время более серьезных полотен. Весной 1896 года появляется картина, где обнаженное тело, по своему магическому воздействию, вызывает наиболее волнующие и загадочные чувства, и превышает в этом жанре все, созданное ранее. «Те арии вахине» («Женщина под деревом манго») – работа, которой Гоген очень дорожил, хотя знал, что общество ее не оценит.

Моральная подавленность, достигшая предела, не могла не сказаться на творчестве. Боли в травмированной ноге стали невыносимыми, финансовое положение почти безнадежным, временно помогал лишь морфий. Появляется «Автопортрет у Голгофы» – картина, представляющая, в некоторой степени, продукт депрессии, но выражающая правду о жизненном кресте ее автора. Эту композицию Гоген оставит у себя, не пожелав передать ее с последними работами во Францию.

В 1897 году удары судьбы ужесточились. Творческое ремесло, как основной источник существования, насчитывал уже 14 лет, и за это время у него было два более-менее счастливых периода, обрывавшихся каждый раз внезапно. В письме от жены, написанном сухим тоном, сообщалось о смерти дочери Алины. Затем умер владелец участка, на котором он построил свое жилье, и Гогену пришлось срочно покидать хижину. Летом-осенью этого года он почти не может работать из-за конъюнктивита и других обострившихся болезней, и в декабре, решение о сведении счетов с жизнью, становится окончательно «утвержденным».

Пока же, в голове не прекращаются размышления о смысле жизни, и художник понимает, что наиболее полно выразить свои мысли о тайнах бытия он сможет только кистью. Желание оставить духовное завещание заставляет бороться с любыми препятствиями, но работа над столь масштабным замыслом двигается крайне медленно – приступы, головокружения. Композиция под названием «Откуда мы? Кто мы? Куда мы идем?» получилась пессимистичной. В конце декабря, закончив труд, больной Гоген решает повременить пару дней со «смертным приговором», вынесенным себе.

Таитянское лето веселилось безудержно, вокруг музыка и смех, но пришло назначенное время и, прихватив коробочку с мышьяком, осужденный и исполнитель приговора – в одном лице, отправился в горы. Уже почти наступало приближавшееся избавление, как мощный организм отторгнул слишком большую дозу яда, и земные мучения возобновились. Воздвигнутая самостоятельно Голгофа не приняла страдальца, да и спускаться с нее пришлось, полагаясь лишь на собственные силы.

После неудачной попытки самоубийства, появились моменты, когда девались жуткие боли в ноге, чего не скажешь о кредиторах, напоминавших о себе регулярно. Не получив работы, на которую возлагались надежды, удалось устроиться чертежником в Управлении общественных работ.

Нудная работа, долги, уход Пахуры – все, как обычно в жизни Гогена. Чрезмерные дозы алкоголя приводили к дракам и скандалам. Иногда в руках оказывалась кисть, позволявшая отдать незначительную часть долгов, но вместе с тем, была создана и «Белая лошадь», а также «Подготовка к празднику» («Таитянская пастораль») – одни из первых картин, выполненных в мягкой манере.

Получив тысячу франков от Монфреда, с унылой работой решено было покончить, и он возвращается в Пунаауиа в хижину-мастерскую, куда вскоре перебирается и беременная Пахура. Произошел подъем творческих и душевных сил, и в 1899 году были созданы картины, представляющие венец его живописи периода Океании.

На следующий год болезни обостряются, и он уделяет искусству мало времени, достигая популярности на политическом поприще, но жить без творчества Гоген не может. Благодаря торговцу картинами Воллару, ощутимо поправившему материальное положение художника, в 1901 году осуществляется старая мечта – переезд на Маркизские острова, где не проблема найти натурщицу за горсть сладостей. В этом же году, прогрессирующие болезни не помешали ему создать работы высочайшей пробы.

На острове Хива-Оа в жилище под названием «Дом наслаждений» появляется прислуга, а также 14-летняя Ваеохо – очередная спутница, доставшаяся «по сходной цене». Попойки поутихли, работалось легко и радостно, но любимой моделью все же была не юная сожительница, а Тохотауа, жена местного колдуна Хаапуани. Именно рыжеволосая красотка позировала для наиболее интересных и загадочных его картин.

Начало 1902 года отмечено хорошим настроением, продуктивностью, и разнообразием мотивов. Появились «Золото их тел», а также два варианта под названием «Всадники на берегу». Но затем, присмиревшая болезнь, напомнила о себе с новой силой, да и противостояние с местным епископом и жандармом Шарпийе отнимало время и энергию. Затеянная Гогеном буча против местных властей, обрушилась на него с невиданной мощью, и опять появился морфий, а затем и опийная настойка.

Понять состояние художника можно по «Автопортрету в очках», который начал рисовать его товарищ Ки Донг, чтобы поднять настроение больного, а продолжил и завершил сам Гоген, изобразив свое лицо таким, каким оно стало после всех жизненных перипетий, но более, из-за служения страстям и порокам, которые он считал свободой.

Утром 8 мая художник лежал на кровати, страдая от боли, и находясь в прострации. Пастор Вернье, прибывший по просьбе благодарного соседа и друга Гогена Тиоки, вскрыл ему нарыв на спине, облегчив мучения. Когда через пару часов Тиока пришел проведать больного, тот уже был мертв. Хотя баночка из-под наркотической настойки была пуста, и есть мнение, что это было самоубийство от передозировки, эксперты убеждены, что смерть наступила от остановки больного сердца.

Епископ Мартен настоял, чтобы похороны состоялись по католическому обычаю, и 9 мая, без друзей покойного, церемоний и прощальных речей, гроб с телом был опущен в вулканическую почву красного цвета на кладбище, расположенном чуть более километра от Атуоны. Спустя три недели, так и не простив прегрешений покойному, епископ отправит в Париж сообщение о смерти Гогена, посчитав целесообразным добавить к фамилии эпитет «недостойный».

Картины Поля Гогена 2-й Таитянский период

Комментировать

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Scroll To Top